Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
Среда
20.06.2018, 16:13

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Главная «Из далекого тридцать седьмого протянули вы руку мне…» Мой профильРегистрация ВыходВход
Логотип библиотеки

Меню сайта
 

Год добровольца

Форма входа

Новости культуры

«Из далекого тридцать седьмого протянули вы руку мне…»

/Рекомендательный список литературы/

Уважаемые пользователи!

 

30 октября – День памяти жертв политических репрессий в России.

Масштаб, структура и механизмы репрессий  остались скрытыми как для большинства современников, так и для нескольких поколений историков. Личный опыт человека, попавшего в жернова репрессий, не мог раскрыть общей картины происходящего, однако нашел отражение в серии замечательных, трагических произведений, одним из которых является трилогия Анатолия Рыбакова «Дети Арбата» , роман Александра Солженицына «В круге первом»,

рассказ «Один день Ивана Денисовича» и т.д.

Предлагаем Вам ознакомиться с информационным списком художественной  литературы об этом периоде истории. Надеемся, что эти лучшие образцы литературы найдут отклик в вашем сердце.

 

      Роман «Дети Арбата», написанный ещё в 1960-х годах, но опубликованный только в 1987 году, был одним из первых о судьбе молодого поколения тридцатых годов, времени больших потерь и трагедий, роман воссоздает судьбы этого поколения, стремясь раскрыть механизм тоталитарной власти, понять «феномен» Сталина и сталинизма. В 2004 году по мотивам романа «Дети Арбата» был выпущен многосерийный одноимённый фильм.

Работа над арбатской трилогией, которую Анатолий Рыбаков считал главным делом своей жизни, началась еще в середине 1950-х гг. «Могучая, мощная, шекспировской силы вещь», - отозвался о «Детях Арбата» Л. Анненский на заседании редколлегии журнала «Дружба народов» в 1987 году, когда наконец было принято решение о публикации романа, пролежавшего в столе более двадцати лет и ставшего символом начала новой эры в истории России. Книга мгновенно разошлась тиражом, превысившим 10 миллионов экземпляров, была переведена на большинство европейских языков и опубликована в 52 странах.

 


 

     Роман «В круге первом», над которым автор работал с 1955 по 1958 год, запрещенный в СССР и впервые опубликованный на Западе, а впоследствии признанный классикой русской литературы ХХ века и положенный в основу замечательного одноименного телесериала Г. Панфилова, написан на автобиографическом материале. Название романа – это аллегорическое сравнение шарашки с адом из «Божественной комедии» Данте. Центральное место в повествовании занимает идейный спор героев романа. Все они прошли войну и ГУЛАГ. При этом один из них остался убеждённым коммунистом. Другой же, Нержин, уверен в порочности самой основы коммунистической системы. В прошлом сам ярый ее сторонник, он пережил полный крах своих убеждений. Осознанный нравственный выбор Глеба Нержина, который предпочёл сомнительному счастью шарашки парадоксальную свободу тюремного этапа, – лейтмотив романа.

 

 

 

 

     В рассказе описывается один день заключенного ГУЛАГа, все трудности и тяготы тюремной жизни. В свое время это произведение, жестко и открыто порицающее советский режим и нечеловеческие условия лагерей, потрясло весь мир. Сам А.И.Солженицын сказал: "...Достаточно описать один только день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра и до вечера. И будет все". «Оди́н день Ива́на Дени́совича» (первоначальное авторское название — «Щ-854») — первое опубликованное произведение Александра Солженицына, принёсшее ему мировую известность, публикация которого, по мнению историков и литературоведов, повлияла на весь дальнейший ход истории СССР. По авторскому определению — рассказ, но при публикации в журнале «Новый мир» по решению редакции назван «для весомости» повестью.
Рассказывается об одном дне из жизни советского заключённого, русского крестьянина и солдата Ивана Денисовича Шухова:
" ..Просто был такой лагерный день, тяжёлая работа, я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно бы описать весь лагерный мир — одним днём. Конечно, можно описать вот свои десять лет лагеря, там всю историю лагерей, — а достаточно в одном дне всё собрать, как по осколочкам, достаточно описать только один день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра и до вечера. И будет всё.."
Анна Андреевна Ахматова, прочитав «Один день Ивана Денисовича», сказала Лидии Корнеевне Чуковской:
 "Эту повесть о-бя-зан про-чи-тать и выучить наизусть — каждый гражданин изо всех двухсот миллионов граждан Советского Союза"

 

 

      XX съезд партии приоткрыл над штабелями трупов окровавленный край рогожи. Уже одно это спасло в пятидесятые годы от гибели миллионы живых, полумертвых и тех, в ком теплилась жизнь еще на один вздох", - писала Лидия Корнеевна Чуковская. Но задолго до этого съезда, до выхода "Одного дня из жизни Ивана Денисовича" и "Архипелага ГУЛАГ" Солженицына ее, жену репрессированного ученого, волновал вопрос: "Что сталось с человеком, что он пережил, начиная от минуты, когда его вывели из дому, - и кончая минутой, когда он возвратился к родным в виде справки?" И еще одна тема не давала ей покоя те, кто оставался на свободе, те, кого пощадила чудовищная машина, перемалывавшая людские жизни, что пережили они? Об этом она писала перед войной и в годы возобновления кампаний по борьбе с космополитизмом, во время недолгой хрущевской оттепели и в пору застоя, когда все шагали в ногу... Это был одинокий голос человека, посмевшего думать иначе. Посмевшего думать. Об этом ее повести "Софья Петровна" и "Спуск под воду".

Книга Евгении Семеновны Гинзбург « Крутой маршрут » открывает обширную тему человеческой трагедии во времена сталинских репрессий.
Она представляет собой некое временное пространство, вплетенное в канву XX столетия, исполненное людскими страданиями и щедро замешанное на крови миллионов невинно посаженных людей, униженных и замученных пытками в чекистских застенках. Пространство это – ГУЛАГ – огромный монстр, раскинувший свои смертоносные клешни по всей территории России.
В автобиографическом произведении Евгения Семеновна Гинзбург с исповедальной искренностью рассказала о том, как она «умерла» – 15 февраля 1937 г. – день ареста – и как потом, долгие 18 лет, существовала уже после ЖИЗНИ – в неволе. Судьба автора – это судьба многих современников ушедшей эпохи. Но немногие из них сумели облечь пережитое в литературную форму, мастерски отразить события и детали произошедшего. К слову сказать, Евгении Семеновне это было не так уж сложно – к моменту заключения она уже имела статус историка, литератора и просто талантливой,одаренной,красивой внешне молодой женщины.В одном ряду с ней стоят такие авторы-очевидцы, как Александр Солженицын («Архипелаг Гулаг», «Один день Ивана Денисовича»), Варлам Шаламов («Колымские рассказы», поэзия). "Крутой маршрут" Евгении Гинзбург начался в страшном 1937-м, ей было чуть больше тридцати, и закончился, как у многих, только после смерти Сталина. Восемнадцать лет неволи — тюрьма, лагерь, ссылка, снова тюрьма… Трехлетний сын Вася, будущий писатель Василий Аксенов, «познакомился» с матерью уже подростком, в Магадане, между двумя ее арестами. В 1957 году Евгения Семеновна начала работу над книгой воспоминаний, которая была издана сначала за границей, а в 1988-м и в СССР. "Хроника времен культа личности" стала одним из главных произведений о сталинских лагерях, и первым — документальным — написанным женщиной.

 

 

     Основные произведения Чуковской — повести «Софья Петровна» (1939—1940, опубликованная за рубежом в 1965 году под названием «Опустелый дом», в СССР в 1988 году) и «Спуск под воду» (Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1972). Героиня первой повести — простая женщина, не способная понять природу окружающего её террора, — после ареста сына постепенно сходит с ума. «Софья Петровна» — единственное из известных на сей день прозаических литературных произведений, посвящённых событиям 1937—1938 годов, которое написано непосредственно по следам этих событий. Вторая повесть носит отчасти автобиографический характер и описывает конформистское поведение советских писателей в феврале 1949 года в разгар борьбы с космополитизмом[3].

СССР, 30-е гг. После смерти мужа Софья Петровна поступает на курсы машинописи, чтобы получить специальность и иметь возможность содержать себя и сына Колю. Будучи грамотной и аккуратной и получив высшую квалификацию, она легко устраивается на работу в крупное ленинградское издательство и уже вскоре становится заведующей машинописным бюро. Несмотря на ранние вставания, неприветливые лица в транспорте, головную боль от стука машинок и утомительность производственных собраний, работа Софье Петровне очень нравится и кажется захватывающей.

 Годы идут, Софью Петровну повышают по службе, а между тем приближается праздник: наступает новый, 1937 г., но   приезжает друг сына  со страшной вестью об аресте Коли.

Первое побуждение Софьи Петровны — «сейчас же бежать куда-то и разъяснять это чудовищное недоразумение». ….

 

     Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь. Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши — все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь. Всем раскулаченным и переселенным посвящается. Роман "Зулейха открывает глаза" вошел в шорт-лист премии "Большая книга". 

 

           

 

 

     Автобиографические очерки выдающегося публициста И.Л. Солоневича "Россия в концлагере" - это не классический образец "лагерной" прозы, как, например, всем известный "Архипелаг ГУЛАГ" А. И. Солженицына. "Архипелаг ГУЛАГ" - это книга о ГУЛАГе, а "Россия в концлагере" - книга о России, но о той России, которая находилась в концлагере. Лагерь рассматривается автором как срез советского общества и советской системы управления. Цель настоящего издания - познакомить российского читателя с этой частью культурно-исторического наследия. "Россия в концлагере" - незаслуженно забытое произведение: оно гораздо менее известно в России, чем за ее пределами. При подготовке книги к публикации максимально сохранены авторские орфография и пунктуация. При оформлении обложки использованы материалы из фильма "Снос Храма Христа Спасителя. Строительство Дворца Советов" Московской студии кинохроники (1931-1934). (Из фонда РГАКФД, г. Красногорск.)

 

 

 

Источник:
https://www.livelib.ru/book/1001173596-zulejha-otkryvaet-glaza-guzel-yahina

 

 

 

КИБО
КИБО

Памятные даты



Юридическая помощь
 

АФИША
*

ОПРОС
*

ПОИСК

Найти книгу
OPAC GlOBAL Информационное пространство библиотек 

   В электронном каталоге вы найдете нужную вам книгу и узнаете, в каких библиотеках района и области она находится.

Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Друзья сайта
  • Администрация Октябрьского района Ростовской области 
       Донская государственная публичная библиотека 
        Отдел культуры Октябрьского района Ростовской области

    МАУ Многофункциональный центр Октябрьского района по предоставлению государственных и муниципальных услуг

    ОБД Мемориал

    Портал культурного наследия России


    Архив записей

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz